Просмотров: 5169

Cвекровь предъявив тест, заявила: «Ребенка ты нагуляла!»

но невестка проучила мать мужа раз и навсегда.

— Ребенка ты нагуляла! — заявила свекровь, глядя на внука. — У меня Димочка и Олежек спокойные были, а этот не в нашу «породу».

— Порода у собак или у кошек, Марья Гавриловна. А дети — это люди. Все люди разные. Цвет глаз, волос и внешность не обязательно должна быть такая же, как у вас, — услышав эти обидные слова, брошенные не то в шутку, не то всерьез, Полина пыталась оправдаться, объяснить свекрови то, что «похож» или «непохож» — ее субъективное мнение, но потом поняла, что это бесполезно.

— Это все отговорка. Надо бы проверить…

— Марья Гавриловна, что вы собрались проверять? Детектор лжи мне подключите? — закатила глаза Полина.

— Нет, я видела тесты на шоу по телевизору. Берут анализы, а потом вскрывают конверт.

— А что еще вы видели на шоу? Вы знаете, что все эти шоу — постановка? Что там сидят актеры, которые выполняют свою роль по сценарию?

— Ой, ладно. Ты мне зубы не заговаривай. Ребенок твой на нашу родню непохож.

— На нашу тоже. Что теперь? И мне тест сдавать?

На этом вопросе Марья Гавриловна надулась как индюк и ушла.

— Не обращай внимания, Полина. У мамы кризис среднего возраста, — отмахнулся Олег, муж Полины. — После сокращения на работе она слишком много времени проводит перед телевизором. Иногда кажется, что она голубому экрану доверяет больше, чем нам.

— Может быть, твою маму к психологу записать? Она уже достала меня со своими упреками. Ты сам-то веришь мне?

— Ну конечно. Я знаю, что Алексей — мой сын, ни минуты не сомневаюсь, — Олег посмотрел на неугомонного мальца — тот барабанил ножками по коляске и выплевывал соску, не желая сидеть спокойно.

Олег и Полина прожили в браке семь лет. С рождением детей они не торопились, жили в удовольствие, строили карьеру. Взрослым, состоявшимся людям никто не мешал, не торопил. Свекровь, Марья Гавриловна, в семью старшего сына не лезла, она больше любила младшего, Димочку, и всю свою любовь «дарила» ему и младшей невестке, Татьяне.

Полине даже было жаль Танюшу. Марья Гавриловна участвовала во всех семейных делах, казалось, что она всюду с сыном и невесткой, учила жить, давала советы и подгоняла с рождением внуков. Как говорится, только «свечку не держала» в ответственный момент. Полина даже думала, что с рождением внучки Марья Гавриловна сведет невестку с ума, но свекровь внезапно, как подменили: она души ни чаяла во внучке и стала относиться к Татьяне по-другому— пылинки с нее сдувала.

Отношение поменялось и к старшей невестке. Марья Гавриловна стала находить изъяны в Полине. А когда у старшего сына родился первенец… Марья Гавриловна и вовсе разочаровалась.

— Не наш мальчик. Чужой. То ли дело Татьянина доченька. Моя копия! Хорошая девчонка! — говорила она, вспоминая внучку.

Возможно, ее разговоры сошли бы на нет, но теорию измены внезапно поддержал свекор и… младшая невестка, Таня, которая вдруг стала со свекровью заодно.

Все они начали искать странности в малыше, которого родила Полина.

— Болеет часто.

— Развивается медленно.

— И вообще, непохож он на нас, — завершил муж свекрови.

Теперь тема «родной — неродной» стала главной на всех семейных встречах. Полине было неприятно приходить к свекрови и принимать ее у себя после таких разговоров. Вроде бы все эти фразы были сказаны с долей шутки, но никто не смеялся, и Полина решила раз и навсегда пресечь плетение интриг.

— Больше мы к твоим родителям не ходим, — сказала она мужу. — Пусть живут без нас. А то и внук им неродной и невестка с изъянами. Скоро скажут, что и ты приемный, Олег.

— Тебе смешно, а у меня было такое ощущение, — признался муж.

— Мне вовсе не смешно. Если постоянно слышать, что ты свинья, скоро можно захрюкать.

— Согласен. В принципе, ты права. Моя мать в последнее время перегибает палку.

— Не вижу ничего плохого в том, что ребенок у нас светленький. Многие дети рождаются непохожими на родителей, а с возрастом меняются. Мама рассказывала, что я до трех лет была похожа на соседа, но отец ни разу ее не попрекнул. С возрастом я стала похожа на отца, а позже выяснилось, что сосед — троюродный племянник бабушки папы по какой-то линии… Неспроста я была на него похожа.

— Вот, смотри, — Олег что-то поискал в телефоне, а потом показал старые фотографии. — Это я специально сфотографировал в альбоме, у родителей дома.

— Это кто?

— Это мой прадед, дедушка мамы. Видишь глаза голубые? И черты лица тонкие. Думаю, наш сын пошел в него.

— Ну да, вполне возможно.

Полине было странно, что Марья Гавриловна не признала внука, позабыв про своего прадеда. Она решила при следующей встрече припомнить свекрови этот промах. Но ее идея не воплотилась в жизнь, потому что случилось что-то невероятное!

Свекровь позвонила Полине и траурным голосом сообщила:

— Поздравляю, мошенница. Допрыгалась.

— Марья Гавриловна, разъясните, о чем речь?! — вспыхнула Полина.

— Мы все знаем, можешь не отпираться. Олегу я ничего не сказала, скажешь сама. Будем считать это жестом милосердия, потому что я вижу, что мой сын тебя любит и не хочу слишком больно его ранить. Но если ты не признаешься ему в ближайшее время, то я сама расскажу! Не позволю водить моего Олежку за нос!

Полина слушала, открыв рот. Такого поворота она не ожидала. Где свекровь взяла генный материал и как ей удалось доказать недоказуемое, было для Полины загадкой.

Весь день Полина была сама не своя. Ее настроение заметил Олег.

— Что-то стряслось? — спросил он, видя, как Полина нервничает.

— Не бери в голову… Марья Гавриловна звонила.

— Послушай, если это опять домыслы моей матери, то я сейчас же заблокирую ее номер, чтобы она не влияла на атмосферу в нашей семье. Твои эмоции передаются ребенку, он, и так, у нас гиперактивный, а с твоим настроением он и вовсе становится неуправляемым.

— Конечно! Ведь он не в вашу породу! — Полина стукнула ладонью по столу. — Знаешь, что? А собирай-ка ты вещи и отправляйся к матери, если ты с ней заодно!

— Перестань! Я всего лишь хочу знать, что опять случилось!

— Твоя мама угрожает мне. Она что-то там доказала, в своей фантазии, видимо.

— Что?

— Что ребенок тебе неродной, вероятно.

— Да что за бред? — Олег схватился за голову.

— Я полагаю, что она не отступится. Все это зашло слишком далеко, я не буду терпеть это. Сейчас ребенок мал, чтобы понимать, что бабушка считает его неродным, а когда он станет старше, может поверить ее бредням! Это недопустимо.

— И что ты хочешь предпринять? — нахмурился Олег.

— Пока не знаю, но твоя мать ведет себя оскорбительно. Я этого так не оставлю.

Олег не нашел что ответить. Он любил жену, доверял ей, но под прессингом семьи у него время от времени проскальзывала мысль о том, что всякое бывает… А вдруг сын, которого он считал родным, действительно чужой?

Наверное, Полина чувствовала его сомнения, и ее задевало именно это, а не то, что думала свекровь и остальные родственники из этой странной семьи.

Она решила разобраться, а для этого нужно было лично поговорить со свекровью.

Ребенка Полина оставила с Олегом, а сама поехала к его матери.

Дверь открыла Татьяна.

— Привет, Марья Гавриловна дома?

— Нет, ушла. А что?

— Надо поговорить.

— О генетическом тесте? — прищурилась Татьяна.

— Ты тоже в теме? Значит, вы решили все ополчиться против меня?!

— Ну а ты такая белая, пушистая, святоша?! Постеснялась бы… раз такой грех на душе.

— Какой грех? Я мужу не изменяла!

— Да? А у меня другая информация, — Татьяна скрылась за дверью, а через несколько минут вышла и протянула Полине бумагу.

— Родство 0%.

Полина ахнула. Такого не могло быть.

— Тесты ошибаются. Кроме того, это может быть фальсификация! Только непонятно, для чего вам это? Зачем свекрови рушить наш брак?!

Татьяна не ответила, она просто покачала головой, осуждающе глядя на Полину, и закрыла дверь у нее перед носом.

Всю дорогу домой Полина проплакала. Она не понимала, как вышло, что в тесте был такой результат. И все же она не хотела расстраивать мужа непроверенными данными. Поэтому, вернувшись домой, Полина решила тщательно проверить документы. К счастью, Олега с сыном дома не оказалось, вероятно, они были на прогулке. Полина села за стол, внимательно прочла все строки и, обнаружив интересную вещь, приняла решение, как действовать, чтобы проучить свекровь и ее семейку. Но для этого надо было кое-что проверить.

Спустя несколько дней Полина приехала к свекрови с приглашением на ток-шоу.

— Нет, я не поняла… Куда ехать?! На телевидение?! — Марья Гавриловна удивленно посмотрела на невестку.

— На ваше любимое ток-шоу, — ответила Полина.

— Зачем?

— Как зачем? Вы сами хотели разоблачить обман. Пусть это будет сделано на всю Страну. Пусть все узнают, что в вашей семье есть неродной ребенок.

— Я такого позора не вынесу, нет уж. Ты ребенка нагуляла — ты и объясняйся с мужем. Надеюсь, что, узнав правду, мой Олежек не станет тебя терпеть и содержать чужого ребенка, — процедила Марья Гавриловна.

— Твоим надеждам не суждено оправдаться, мама, — в комнату зашел Олег. У него в руках было два конверта.

— Олежек, я понимаю, что ты удивлен и не можешь смириться, но посмотри правде в глаза… — свекровь попыталась настоять на своем.

— Уже посмотрел. И узнал много интересного. Например, что мой отец — мне не отец. Что скажешь, мама? — Олег вытащил тест ДНК из первого конверта. Марья Гавриловна побледнела и схватилась за сердце.

— Мам?! Ты чего?! Полина, вызывай врача!

Никто из семьи не предполагал, что Марья Гавриловна так близко к сердцу воспримет новость о том, что ее тайна, которую она хранила столько лет, всплывёт.

Полина подумала, что приступ и обморок свекровь сыграла, чтобы избежать ответственности: дальнейший разговор пришлось отложить. Но все же, Полина и Олег узнали, что тест на родство делала Татьяна. Она призналась, что носила биоматериал в лабораторию сама. За образец она взяла материал отца Олега. Так совпало, что мужчины были тезками — Олег Олегович — так звали и свекра, и мужа Полины. При этом фамилия у них тоже была одинаковой.

— Я подумала, что дед должен иметь родство, раз уж он близкий родственник, — призналась Татьяна. — Получив результаты, я поняла, что свекровь была права — ребенок не имеет отношения к нашей семье… Во всяком случае по отцовской линии.

— Да, только вот незадача… Со мной у сына родство подтвердилось, — Олег открыл второй конверт и сунул его в руки Татьяне.

— Как же так?

— Просто. Я не являюсь кровным родственником своему отцу.

— Иными словами, наша замечательная свекровь «нагуляла» Олега. Прости, дорогой, — Полина посмотрела на мужа со смесью жалости и осуждения. — Мне жаль, что каждый из вас во мне сомневался. Особенно жаль, что сомневался ты.

Полина бросила последний взгляд на мужа и, развернувшись, ушла. Ей нужно было многое обдумать.

Олег сомневался в ней, в ее верности и в том, что их сын действительно был ему родным… Это обидело Полину. Она даже подумала, что стоит развестись.

— Полина… стой! Прости меня, я знаю, что поступил как глупец. Черт меня дернул повестись на эти слухи. Не знаю, зачем я вообще пошел в клинику с сыном.

— Чтобы убедиться, что твоя мать права.

— Прости. Я готов дать тебе время, чтобы принять дальнейшее решение. Но позволь мне сказать одно: даже если мой сын был не моим кровным ребенком, что невероятно, я бы не стал любить его меньше и не отказался от него.

— Трудно сказать, что было бы… Не зарекайся. А теперь прости. Я позвоню тебе, когда приму решение о дальнейшей жизни.

Олег позволил жене побыть одной, но спустя сутки он приехал к ней и снова попросил прощения. Он осторожно возвращал ее доверие — был рядом и доказывал свою любовь.

Марья Гавриловна же поплатилась сполна: в больнице ее никто не навещал. Она была подавлена и понимала, что дома ее ждет большая разборка. Муж, Олег Олегович, до этого момента не знал, что их старший сын был от другого мужчины. Олег Олегович поменял мнение о жене и подумывал о разводе. Позорная правда всплыла… и все потому, что глупая невестка сделала не тот тест!

— Кто же знал, Марья Гавриловна, что за вами такой грех? — спросила Татьяна, презрительно сморщив нос.

На это свекрови было нечего сказать…

Полина так и не узнала, зачем свекрови и Татьяне хотелось развести их с мужем. Скорее всего, причиной были деньги — Олег хорошо зарабатывал и до свадьбы с Полиной помогал финансово матери и младшему брату. Он дарил дорогие подарки племяннице, оплачивал отдых матери и отцу… А потом «источник благ или рог изобилия» перекрыли, деньги стали оставаться в семье Олега. А с рождением сына и вовсе Олег перестал помогать родне. Видимо, свекровь и невестка подумали, что, разведя Олега с Полиной и доказав, что сын не от него, они вновь смогут использовать деньги Олега в собственных целях. Но их задумка не удалась.

Полина простила Олега, они научились доверять друг другу. А вот с матерью и женой брата Олег больше не общался. Не смог простить ложь.

Автор — Стелла Кьярри