Просмотров: 6140

«Если ты мне откажешь, то можешь считать, что у тебя больше нет матери!»

Что опять стряслось?

— Даша, — визжала в трубку мама, — почему ты до сих пор не приехала? Я тебе полчаса назад позвонила и велела немедленно явиться!

Я устала! Матвей постоянно плачет, я отдохнуть хочу…

Ну и что, что Матвей — мой сын? Ты вообще-то тоже моя дочь, и обязана мне помогать. Это всё-таки твой брат!

***

Даша от матери съехала два года назад, в двадцать четыре года.

Практически год молодая девушка перебивалась случайными заработками, в серьёзные компании её без опыта не брали. Но Дарье всё же повезло.

Она устроилась сначала младшим менеджером по продажам в одну строительную ферму. За восемь месяцев доросла до заместителя начальника отдела.

Инициативную, исполнительную и упорную сотрудницу заметил сам генеральный директор.

Теперь Даша могла себе позволить снимать приличную квартиру, ездить на такси, а не на метро.

О покупке собственного автомобиля девушка не думала, хотя возможность и была.

Дарья боялась садиться за руль, поэтому и обходилась услугами профессионалов.

Какую-то часть зарплаты Даша отправляла матери. Несмотря на то, что расстались они плохо, девушка всё же исполняла свой дочерний долг, помогаю родительнице финансово.

Возможно, Даша бы и не ушла из квартиры, в которой выросла, если бы не новый сожитель матери.

Николай мужчиной был грубым, часто отпускал падчерице сальные комплименты, что очень не нравилось Даше.

Когда дочь матери сообщила о том, что съезжает, Людмила Петровна не очень-то и расстроилась, инициативу поддержала:

— И правильно, время уже пришло. Нам втроём действительно в двух комнатах тесновато.

Ты тоже скоро захочешь устроить свою личную жизнь, начнёшь встречаться с парнем, а тебе его и привести некуда. Молодец, я твоё решение поддерживаю!

Даша, начав жить отдельно, с матерью виделась нечасто. На встречи особо не было времени. Звонила тоже редко.

Ждала, когда мать сама захочет с ней поговорить, но Людмила Петровна была очень занята новыми отношениями, поэтому на связь выходила редко.

Как-то поздним вечером Даше позвонила мать.

Девушка забеспокоилась: наверное, что-то случилось, раз мама звонит ей в такое время.

— Мама, что случилось, — спросила Даша.

Людмила Петровна, рыдая, сообщила дочке новость:

— От меня Коля ушёл! Я с работы вернулась, а его дома нет! Вещи собрал, деньги прихватил и микроволновку унёс… Он меня бросил, Даша!

Дарья разозлилась:

— Мама, нужно немедленно ехать в полицию и писать на него заявление! Я так и знала, что из этого сожительства ничего хорошего не выйдет, по нему же было видно, что он уголовник. Собирайся, я сейчас вызову такси, вместе съездим.

— Не надо, — продолжила Людмила Петровна, — не буду я ни на кого заявление писать. Пусть катится! Как теперь жить, не представляю…

— А что, мам, страшного случилось? Наоборот, от нахлебника избавилась, дальше будешь жить просто прекрасно, уж поверь мне!

— Даша, — рыдания Людмилы Петровны перешли в истерику, — мне рожать через четыре месяца!

Даша подумала, что ослышалась:

— Чего тебе?!

— Рожать, — повторила Людмила Петровна, — я беременна, сына жду!

Даша опешила:

— Мама, тебе сорок семь лет, какие дети? Ты что, совсем с ума сошла?!

— Мы с Колей долго ребёночка планировали, хотели, всё для этого делали. Он, когда узнал, что отцом станет, так радовался! Что случилось сегодня, не знаю…

Наверное, понял, что к такой ответственности не готов. Что теперь делать?

Избавляться поздно, пять месяцев уже срока… Да я не могу, это же мой ребёнок!

— Ну ты даёшь, мама, — только и смогла произнести Даша, — естественно, теперь только рожать. А вообще врачи, что говорят?

— Врачи говорят, что со здоровьем у меня не порядок. Я, когда пришла на учёт в женскую консультацию становиться, мне гинеколог прямым текстом сказала, что высок риск развития патологий, прерывание посоветовала сделать.

Представляешь? Я жалобу тут же на неё написала в Министерство здравоохранения, надеюсь, её уволили! Не место таким в медицине!

Даша промолчала, не желая нарываться на скандал. Людмила Петровна тем временем продолжала:

— Я, дочка, без тебя не справлюсь. Ребёнку ведь столько всего нужно: и одежда, и коляска, и кроватка, и подгузники, соски, бутылки, игрушки! Только на тебя одна надежда. Ты же мать без помощи не бросишь?

Все четыре месяца до родов Даша и работала на обеспечение беременной матери. Девушка по первому зову в любое время суток неслась в магазин или аптеку по требованию родительницы.

Людмила Петровна возомнила себя хрустальной вазой. Лишний раз она даже с кровати не вставала.

Даша вечерами после работы ездила в родительскую квартиру и наводила там порядок: мыла посуду, стирала бельё, протирала пыль, пылесосила ковры.

***

Когда родился Матвей, ситуация ухудшилась.

Людмила Петровна быстро поняла, что с такой нагрузкой не справится и решила, что Даша обязана помогать ей не только финансово.

Львиную долю заботы о новорожденном женщина постаралась перекинуть на дочь.

Людмила Петровна настояла, чтобы Даша временно переехала к ней:

— Давай, — подгоняла мать дочь, — я одна не справлюсь. Даша, ну неужели тебе меня не жаль? Матвей совсем маленький, я уже забыла, как с такими крохами обращаться!

— Мама, — пыталась откреститься Даша, — я вообще не умею с младенцами обращаться, нет у меня опыта.

— Ничего, будешь просто меня страховать. Даша, если ты мне откажешь, то считай, что матери у тебя больше нет!

Даша была вынуждена согласиться с требованием родительницы и вскоре об этом пожалела.

Людмила Петровна ночами к ребёнку не вставала вообще. Матвей с рождения был на искусственном вскармливании. Мать спокойно спала до утра. Забота в ночное время о новорожденном малыше легла на плечи Даши.

Она практически не спала. Укачивала, переодевала ребенка, пока Людмила Петровна восстанавливала растраченный днём силы.

На работе Дарья стала часто получать выговоры. Её трудоспособность снизилась, теперь девушка могла задремать на рабочем месте.

Выдержав два месяца в таком графике, Даша приняла волевое решение и объявила матери:

— Прости, мама, но я вынуждена от тебя съехать. Если я продолжу жить здесь, я потеряю работу!

Начальство мной недовольно. Я, в конце концов, руководитель и должна другим сотрудникам подавать пример. А какой с меня пример, если я за компьютером засыпаю?

Людмила Петровна попыталась протестовать:

— И что, ты меня одну с маленьким ребёнком бросишь? Ты что, мать совсем не жалеешь?

— Если я потеряю работу, нам жить будет не на что! – нашла достойный аргумент Дарья. — Ты на одно пособие проживёшь? На всё хватит?

Людмила Петровна, чтобы не терять в качестве жизни, с доводами дочери всё же согласилась.

Даша снова сняла для себя квартиру, но матери с маленьким братиком помогать не перестала.

Субботу и воскресенье Дарья проводила у родительницы, помогала по хозяйству, возилась с малышом, чтобы дать маме отдохнуть.

***

Людмилу Петровну не устраивали такие редкие визиты.

Каждый раз, когда Даша переступала порог квартиры матери, тут же нарывалась на претензии:

— Хорошо устроилась, — принималась прочитать Людмила Петровна, — спишь, наверное, вдоволь?

Время на развлечения имеешь, с подружками, я смотрю, по кафе ходишь вместо того, чтобы ко мне лишний раз приехать и с ребёнком помочь!

Даша первое время терпела, но потом стала огрызаться:

— Мама, я и так по возможности тебе помогаю. Я не могу полностью взвалить на себя всю заботу о малыше. Пойми, у меня тоже есть свои дела!

— Этого мало, — возмущалась Людмила Петровна, — что мне эти твои два дня в неделю? А остальные? С понедельника по субботу я одна вожусь с грудным ребёнком, поесть и помыться нормально возможности не имею. Решай вопрос. Няню мне найми!

— Мама, — разозлилась Даша, — имей совесть! Матвей – твой ребёнок, и твоя обязанность его растить. Причём здесь я?

Я и так по возможности тебе помогаю. Приезжаю, гуляю с Матвеем, в субботу и воскресенье он полностью на мне!

Половину зарплаты тебе отдаю, остатков хватает только заплатить за квартиру и купить на месяц продукты.

— Ах вот ты как заговорила, — процедила Людмила Петровна, — да, он мой сын, но и твой брат! Ты обязана нас содержать и по закону, и по совести.

Зачем тебе деньги? Зачем ты вообще лишние средства тратишь на съём квартиры? Тут есть свободная комната, переезжай и живи, мне будет легче!

Я тоже, может быть, хочу с подругами встречаться, где-нибудь весело время проводить. Да и мужчину, между прочим, ещё могу приличного встретить, чтобы у Матвея отец был!

***

Даша нападки матери терпела долго, решение прекратить с родительницей общение пришло в голову к девушке неожиданно.

Людмила Петровна как-то позвонила о дочери в разгар рабочего дня и потребовала:

— Немедленно приезжай!

— Что случилось, мама? — устало спросила Даша. — Что опять стряслось?

— У Матвея режутся зубы, я уже вторую ночь не сплю. Приезжай, сходи с ним — прогуляйся, я хочу пару часов отдохнуть.

— Но я не могу, мама, я на работе! Кто меня отпустит? Сейчас 15:20, до конца рабочего дня ещё почти четыре часа. Я не могу всё бросить и приехать!

— Меня не волнует, — принялась орать Людмила Петровна, — всё бросай и немедленно приезжай. Моё слово для тебя должно быть законом! Через полчаса чтобы стояла на пороге квартиры, я как раз Матвея одену на прогулку.

— Всё, — выдохнула Даша, — терпение моё лопнуло. Я больше к тебе не приеду, можешь сюда не звонить. Твой номер я занесу в чёрный список. Хватит, мама!

Ты родила ребёнка по собственной прихоти, прекрасно зная, что с воспитанием не справишься. Не перекладывай на меня ответственность, ты – мать, а не я.

Деньги буду отправлять два раза в месяц, как обычно. Больше от меня никакой помощи не жди.

Даша с матерью оборвала все контакты. Девушка скучала по маленькому брату, но понимала, что так, наверное, будет лучше.

Матвея без помощи она не оставила, как и обещала матери, два раза в месяц переводила деньги.

Даша надеется, что когда Матвей вырастет, ситуация всё же устаканится, и они смогут с матерью наладить отношения.

Источник