Просмотров: 2885

Бывшая свекровь заявила мне: «Ты должна простить и вернуться к моему сыну»

Срок-то еще небольшой?

Катя смотрела на свою бывшую свекровь с насмешкой, а в голове вертелась лишь одна мысль: «Ну и лиса!». Как она все грамотно провернула, сразу заметен четко спланированный план. Хотя этого у Веры Павловны не отнять. Она, словно, заправский шахматист, всегда продумывала жизнь на три хода вперед…

Есть такая порода мужчин, уж очень полигамные. Мало мужикам одно жены, им на стороне приключения подавай. Для чего они это делают? Да кто же их разберет, скорее всего, для статистики личной, эго свое, так сказать, потешить.

Игорёк, бывший муж Кати, был именно таким мачо. Ровно два года прошло после того, как они связали себя узами Гименея, так этот любвеобильный мужичок кинулся во все тяжкие. Он отчаянно флиртовал со всеми вытекающими последствиями со всеми подряд: коллегами по работе, продавщицами в магазине, диспетчерами на АЗС и стюардессами в самолете. К этому прибавьте еще подруг Кати, соседок по дому и получится вполне себе ясная картина.

Катя не слепая, все это видела и каждый раз закатывала мужу скандал. Нет, а как еще она должна была поступить? Сквозь пальцы смотреть на все это безобразие?

— Игорь, может у тебя комплекс неполноценности? — в лоб спрашивала Катя своего благоверного. — Или ты в душе олимпиец? Не сложилось в спорте, решил на поприще любви получить все золотые медали?

На спортсмена муж был похож меньше всего — небольшого роста, худой, с большим носом. Он чем-то был похож на Дуремара из советского фильма про Буратино. Однако, Катя где-то читала, что актер Басов, сыгравший эту роль, имел огромный успех среди женского пола. Это называется харизмой.

Катя и сама в свое время попалась под чары своего «Дуремара» местного разлива, о чем начала довольно сильно жалеть. Свекровь, Вера Павловна, всегда была на стороне сына, а как же иначе-то? Синдром курицы с яйцом.

— Ты, девка, не смотри, что Игорек такой ветреный. Вот родишь — увидишь, какой он он хороший отец, — уверенно говорила она Кате.

Катя решила проверить это на практике и вскоре поняла, что ждет ребенка.

Игорь, узнав об этом, был на седьмом небе от счастья. Он даже имя придумал ребенку — Антон. Именно так зовут его любимого писателя, Чехова.

Он лично обставил детскую комнату, обклеил стены обоями с трогательными зайчиками, сам выбрал и собрал детскую кроватку.

— А если родится девочка? Срок-то еще небольшой? — осторожно спрашивала мужа Катя.

— Пацан будет, вот увидишь, — уверенно заявлял Игорь и не ошибся. Действительно, родился крепкий карапуз весом 3800 граммов.

Катя вышла из роддома и увидела Игоря с мамой. Муж сжимал в руках огромный букет роз. Единственное, что Кате не понравилось — муж отчаянно подмигивал молоденькой медсестре, которая стояла у дверей. Да уж, действительно такого ничего не исправит…

Свекровь тут же решила взять воспитание внука в свои руки. Это Катя делает неправильно, кормит не тем, даже песенки не те ему поет…

Девушка как-то не выдержала:

— Вера Павловна, ну что вы постоянно вмешиваетесь? Я сама знаю, как воспитывать Антошу.

— У меня колоссальный опыт в этом деле, — с пафосом заявляла свекровь. — Вон, какого красавца воспитала.

— Вы хотели сказать — ходока? — иронично парировала Катя.

Свекровь тут же обижалась и уходила, правда явно колола глаза. Игорь, что говорится, «засыпался» по полной, когда Антону исполнилось пять лет. До этого он действовал крайне осторожно, словно разведчик Кузнецов. А тут что-то в один миг хватку потерял. Катя с Антоном уехала к маме погостить в другой город. Она сказала мужу, что вернется лишь в субботу. Но знакомый дядя Коля любезно предложил девушке довезти на личной машине. Это было лучше, чем трястись в автобусе, Катя согласилась. Ровно в восемь вечера Катя и Антон вошли в квартиру.

— Мама, а тут чьи-то туфельки, — радостно сказал сын. — Папа тебе подарок купил.

Катерина поглядела на пол, действительно, «подарок». И этот «сюрприз» сейчас хохотал в их с мужем комнате.

— Антоша, пойдем, мультики тебе включу? — сказала Катя сыну. Она повела его в зал, включила огромный, на всю стену, телевизор. Звук сделала погромче. Мальчик, открыв рот, смотрел на Губку Боба, когда за его спиной разыгралась самая настоящая трагикомедия.

Сначала из двери квартиры вылетела белокурая девушка, позабыв впопыхах туфли. Затем выскочил горе-отец в банном халате. Вслед ему летели брюки, рубашка и ботинки. После этого Катя три раза провернула ключ в двери и сказала сыну, войдя в зал:

— Ну вот и все, Антоша.

— Что все? — не понял мальчик.

— Папа в командировку уехал, наверное, надолго, — вздохнула Катя.

Внезапно ей стало так тесно в этом городе, где все напоминало о муже и его похождениях. Хотелось резко сменить обстановку, основательно. Кардинально, на 100%.

На мысль перебраться в Крым ее натолкнула мама. Она сказала по телефону, что в Алуште живет ее двоюродный брат, Слава. Он уже давно туда перебрался и просто в ладоши хлопает от радости. У дяди Славы большой дом, он сдает часть комнат в аренду и в ус не дует.

Море, фрукты и свежий воздух не обсуждается. Это очевидный плюс. Катя не стала долго размышлять, если действовать, то действовать нужно сразу. Она довольно выгодно продала свою «двушку» в центре, что досталась в наследство от бабушки и приобрела довольно приличный домик в пригороде Алушты. В этом ей помог все тот же дядя Слава.

— Если что-то не понятно в нашей крымской жизни, ты не стесняйся, Кать, — с улыбкой говорил ей загорелый усатый мужчина. — Ты погляди, красота-то какая! Антошке тут будет раздолье, фрукты, овощи, все экологически чистое, без добавок.

Это было правой. Дядя постарался приобрести максимально уютный и крепкий дом, в котором был огромный цветущий сад, а над террасой раскинулась виноградная лоза.

Катя без труда нашла себе работу на почте, а половину дома она решила сдавать, так все поступают и имеют отличный доход. Антошка был без ума от моря и все время просил маму пойти на пляж — ракушки собирать. Кате и самой очень нравилось прогуливаться по береговой линии. Дядя Слава подарил Антону щенка, которого мальчик окрестил Баркасом.

На вопрос, кем мальчик хочет стать, тот неизменно гордо отвечал:

— Моряком.

Так постепенно и начала забываться их прошлая жизнь с отцом — гулякой и бывшей свекровью. Но та внезапно о себе заявила и вот как это произошло.

С приходом нового сезона потянулись первые постояльцы. Люди были все из столицы, при деньгах, очень аккуратные и интеллигентные. Как же Катя изумилась, когда в один из дней к ней в дом вошла…Вера Павловна!

Бывшая свекровь в изумлении округлила глаза:

— Катенька?! Ты…как тут?

— Бабуля, привет, — вбежал в дом Антоша. — Хочешь морковки?

— Внучок, — запричитала Вера. — Да как ты загорел, вытянулся…

Катя с тревогой глядела на Веру Павловну. Интересно, что она тут позабыла? Именно в ее, Катином доме?

— Мне этот адрес дала соседка, — беззаботно сообщала Вера. — Она в прошлом году у вас отдыхала, очень довольна? Зинаида, такая, рыжая, не помнишь?

Катя начала смутно припоминать тучную даму.

— Вот она и написала мне адресок-то, — продолжала Вера. — Говорит, тут до моря недалеко, рынок местный хороший. Не прогоните?

— Живите на общих основаниях, — сухо ответила Катя. — Кухня здесь общая, можете себе готовить. Кто-то ходит в кафе, кому как нравится.

Свекровь протянула деньги и пошла устраиваться. Катя пристально поглядела ей вслед. Что-то в этой истории было не так…

Первые два дня Вера наслаждалась красотами Крыма. К хозяйке дома она не лезла, приветливо здоровалась, затем прихватив пляжные принадлежности, уходила. Возвращалась она вечером, усталая, но довольная.

А в среду вечером Кате стала понятна истинная цель визита Веры Павловны. Женщина сидела на общей кухне, в одиночестве попивая чай. Увидев Катю, она расцвела:

— Катюша, малая, присоединяйся. Давай чайком побалуемся, былое вспомним..

Катя присела из вежливости. Вера продолжала щебетать:

— Благодать тут у вас — море, чайки. Такого в городке-то нашем не встретить…Антошка как вытянулся, настоящий моряк в этой своей тельняшке.

Антон действительно очень любил тельняшки и всем футболкам предпочитал именно эту полосатую одежду. Но Кате показалось странной вся эта сладкая прелюдия. Было очевидно, что сейчас начнется самое главное. И она не ошиблась.

— Игорек-то мой как по вам стосковался, — всхлипнула Вера Павловна. — Просто покой и сон потерял, все уши мне прожужжал, «Катя», «Антон», как они там…

— Я что-то не замечала, что ваш сын такой сентиментальный, — усмехнулась Катя. — Раньше он нас с сыном не очень замечал. Оно и понятно, у него же масса подружек была. Как они, кстати, не сватаются?

— Да какой там, — всплеснула руками Вера. — Как вы уехали, Игорь горевать начал, ты понимаешь, о чем я. Его с работы поперли, потом с другой. Ходит, неприкаянный, не знает, чем себя занять…

— Я сейчас расплачусь, — усмехнулась Катя. — Вы мне сейчас такого несчастного человека описали, ну монах с горы Афон, как минимум.

— А ты не смейся, — проворчала Вера. — Раньше он у тебя жил, работу приличную имел. А сейчас что? Если раз в неделю свой этот, вагон разгрузит — это уже счастье. А денег от него я не вижу, спускает их непонятно куда….А мне его корми…

Катя изумленно вскинула брови. Надо же, родная мать куском хлеба родного сына попрекает. Что тогда об остальных говорить?

Вера поняла, что не в ту сторону тянет, спохватилась:

— Я тут узнавала на пляже. Куча работы в городе. Опять же климат благоприятно влияет на организм, если ты помнишь, у Игорька с легкими проблемы…

— А еще тут очень много девушек в купальниках, — усмехнулась Катя. — Есть где развернуться…

— Ты это куда клонишь?! — взорвалась Вера Павловна. — Если Игорек и ходил на строну, это только по твоей вине. Да-да. Вспомни, как ты его кормила, только вредная еда, жирная, супы наваристые. Игорьку же фрукты нужны, витаминчики. У тебя вон их сколько, целый сад. Опять же, Антону нужен отец, мальчик же растет.

— И чего этот, пардон, отец, сможет рассказать моему сыну?— в упор спросила Катя. — Как не платил ни копейки все это время? Как забыл, наверное, как сына зовут? Вы сюда для чего приехали? Отдыхать или сводничать?

— А ты не кричи на больную женщину, — заорала Вера. Видимо, она забыла, что находится не в своей квартире. — Забирай, говорю, Игоря обратно и перевоспитывай. Всю плешь мне проел со своими выкрутасами. Это он из-за тебя начал хулиганить.

Вернулся с улицы Антоша с Баркасом. Они с интересом смотрели на диалог мамы и бабушки. Баркас даже тявкнул от удовольствия. Катя строго посмотрела на сына:

— Антон, иди к себе. Я там тебе купила модель кораблика, посиди, посклеивай. А потом кушать будем. Сейчас мы с бабушкой договорим только.

Мальчик послушно пошел к себе. Катя говорила тихо, но внятно, чеканя и тщательно подбирая каждое слово:

— Уважаемая Вера Павловна. Мне стала предельно ясная цель вашего визита. Мне не нравились ваши визиты там, в городе, не нравятся и сейчас. Я подозреваю, что вы преследуете личную выгоду, хотите сына пристроить. Так знайте, этого не будет. Я устала от его лжи, так ему и передайте. Если он хочет посмотреть на сына, я разрешаю вам сделать пару фото на телефон. Вы бабушка, поэтому имеете право.

Внезапно раздался телефонный звонок. Это была мама Кати. Та извинилась и отошла.

— Ты должна простить и вернуться к моему сыну — Сказала мне бывшая свекровь, — сказала Катя матери.

— Должна? — изумилась мама. — Дочь, ты нечего никому не должна. Если они хотят поговорить о долгах, напомни о содержании Антона, это вмиг сработает.

Действительно, услышав про деньги для Антона, свекровь приуныла. Она знала, что сын себе пары носок не может сейчас купить. Не то что сына содержать. Она сидела, насупленная и сосредоточено пила чай.

— Вечер перестает быть томным, — произнесла Катя. — Я прошу вас понять, вам в этом доме не рады. Так что я прошу вас завтра утром покинуть мой дом. Деньги я вам верну, купите Игорю брюки, носки и галстук. Это будет мой ему подарок.

— За что? — не поняла Вера. Она всегда была недалёкой женщиной.

— За то, что глаза мне на жизнь открыл. Если бы не его загулы, разве я оказалась бы здесь? — задумчиво ответила Катя.

Вера все поняла. Она встала, забрала деньги и ушла собирать вещи. Утром ее уже не было. План по возвращению «блудного попугая» провалился.

Источник