Просмотров: 1070

Срочно: ищем спокойное место для отдыха подальше от тёщи!

Родителям будет приятно

По поводу своей тещи Андрей не питал никаких иллюзий с самого начала. Впервые наш герой увидел Фаину Генриховну в очень странной позе. Будущая тёща стояла в стойке ширшасана, чем несказанно испугала будущего зятя. С того дня так и повелось: все, что касалось тёщи, было, как будто вверх тормашками.

В тот день недавний выпускник ВУЗа Андрей Лаврентьев приехал познакомиться с родителями своей невесты Марты. Родители Марты проводили лето на даче. Именно туда они и отправились. Был полдень — время отдыха и обеденного сна для родителей. Молодые люди тихонько зашли во двор, поставили сумки и Марта решила приготовить на полдник яблочные оладьи:

— Родителям будет приятно, — сказала Марта.

— Может надо было предупредить, что мы приедем? Неудобно как-то, — шепотом сказал Андрей.

— Нет, что ты, — на лице Марты появилось испуганное выражение лица, — ты не знаешь маму! Это бы уже не было просто знакомство с моим молодым человеком. Здесь бы ломились столы и собрались родственники со всех просторов СНГ.

— Не преувеличивай, солнышко. Ладно, чем я могу помочь? — улыбнулся наивный будущий зять.

— Я не преувеличиваю. Это я еще поскромничала: не стала упоминать цыган и медведей, — засмеялась Марта и добавила уже серьезно, — сходи в сад за домом и нарви яблок вот в эту миску.

Андрей взял эмалированную миску и отправился за яблоками в сад. В саду было тихо и прохладно. Андрея настигло некое умиротворение. Молодой человек заметил слева столик из плетеной лозы и два кресла. Справа между деревьями был подвешен гамак. Пахло спелыми яблоками.

— Да это же просто рай на земле, — сказал вслух молодой человек.

Вдруг Андрей услышал трест ветки и чей-то голос, доносящийся как будто из-под земли:

— Кто здесь? А ну-ка подойди.

Андрей пошел в ту сторону, откуда раздался голос. Парень раздвинул кусты и прямо перед собой увидел синие кеды. Опустил голову и понял, почему ему показалось, что голос раздался из-под земли. Женщина, расположившись на коврике, стояла на голове.

— Ты, что ли, жених? — спросила женщина.
— Я, — коротко ответил Андрей.

— А я — мать!

— Очень приятно, — улыбнулся взволнованный парень.

— Время покажет, очень приятно или не очень, — серьезно сказала женщина, поднялась на ноги и протянула Андрею руку, — будем знакомы, жених.

Рукопожатие было настолько крепким, что Андрей сразу же вспомнил выражение: “гвозди бы делать из этих людей, не было б в мире крепче гвоздей”. Пока Андрей и Фаина Генриховна собирали яблоки, будущая теща сразу расставила все точки над “и”. Она сообщила, что если Андрей обидит Марту, то смерть его будет медленной и мучительной. А если не будет обижать, то жить будет долго и счастливо.

— Я не собираюсь обижать вашу дочь. Я ее очень люблю.

— Я, тоже, — сказала Фаина Генриховна, — значит, подружимся зятек, — подмигнула теща. Эх, жаль вы заранее о своем приезде не предупредили. Я бы тесто вчера поставила, на базар мотнулась. А самогонка у меня своя. Да и гостей надо было бы позвать. Такой день торжественный.

В этот момент Андрей понял, что Марта совсем не преувеличивала. Парень тяжело вздохнул. Он понял, что жизнь его будет сложной, будни суровыми, а праздники — жестокими в своем похмелье. Ведь Лаврентьев, действительно, очень любит Марту Казанцеву. Любит и собирается прожить с ней всю жизнь. А к Марте, как совершенно правильно понял парень, прилагалась теща, от которой не удастся ни спрятаться, ни скрыться.

Наш герой не собирался сдаваться и в этот же день попросил у родителей Марты руки и сердца их дочери. Через год после предложения сыграли свадьбу. Родители жениха жили очень далеко, так что организацию свадьбы взяла на себя теща. Андрей и Марта сопротивлялись до тех пор, пока оставались силы, но бой был неравный и молодые люди сдались.

Влюбленные не хотели традиционной свадьбы с множеством гостей, тамадой и живой музыкой. Они хотели расписаться, устроить молодежную вечеринку в ресторане и уехать в свадебное путешествие. Но убедить тещу в том, что шатры, ковры и лимузины — это прошлый век, не удалось.

Свадьба, по мнению Андрея, была ужасная — со всеми атрибутами советских времён. А вот родителям и многочисленным гостям, которых жених вообще не знал, а невеста знала только по фотографиям в семейном альбоме, свадьба очень понравилась. Еще бы! Видимо все дружно вспомнили свою собственную свадьбу — второй половины 90-х.

Андрею казалось, что этот вечер никогда не закончится. Песню “Белые розы” музыканты сыграли и спели раз двадцать. Голуби, которых запускали в небо, испортил новый костюм жениха дважды. Пьяные гости, пошлые конкурсы от тамады и, наконец, отключилось электричество в самый разгар банкета. Теща пошутила, что освещать банкет теперь будет зять, поскольку у него фонарь под глазом.

Все засмеялись, а Андрею захотелось придушить тещу. Синяк, действительно, начал расцветать всеми цветами радуги. Когда по традиции тамада пригласил тещу и зятя исполнить танец под песню “теща моя ласковая”, Фаина Генриховна так энергично танцевала и кружилась вокруг Андрея, что заехала зятю прямо локтем под глаз.

Ночевали на даче. В первую брачную ночь молодожены спали в одной комнате с родственниками Марты, поскольку все комнаты в доме были заполнены многочисленными понаехавшими гостями. Спали, даже, на полу. Дядя Яша из Воронежа храпел так, что качалась люстра.

Андрей всю ночь не спал, а когда под утро заснул, ему приснилось, что он душит Фаину Генриховну и никак не может задушить. Каждый раз, когда зятю во сне казалось, что он избавился от тещи — тирана, Фаина Генриховна открывала глаза и говорила: “Дрюня, посмотри, варенье в тазу не пригорело”. Проснулся Андрей от того, что теща брызгала на него водой:

— Что Вы делаете, Фаина Генриховна?

— Дрюня, ты кричал “помогите” во сне, — сказала теща, — тебе кошмары снились?

— Да, — Андрей хотел добавить, что в кошмарах ему снилась теща, но промолчал, чтобы не усугублять, — что Вам нужно в шесть утра? Дайте поспать.

— На том свете отоспимся. Пойдем, петуха поможешь поймать. Гости скоро проснутся, а я им бульончика свеженького с похмелья, а?

— Не называйте меня Дрюня, я Вам сто раз говорил! — Андрей понял, что теща не отстанет, поднялся, замотался в простыню и пошел за матерью жены.

Петуха теща поймала сама и в одно мгновение отрубила голову. Андрей почувствовал себя на месте этой несчастной птицы и уже пожалел, что вообще женился. Теща схватила петуха за лапы и опустила в ведро с кипятком, затем достали и начала ловко выдергивать перья. Зять покрепче закутался в простыню и пошел будить Марту.

Когда парень вспоминал, что сегодня он с молодой женой отправляется в свадебное путешествие, все остальное моментально становилось неважным и не обязательным. Марта встречала любимого на пороге дачи. Девушка была необычайно хороша. Андрей улыбнулся и поцеловал жену.

— Собирайся, уедем отсюда поскорее, — прошептал Андрей на ухо жене.

— Надо все равно заехать домой: взять кое-какие вещи мамы. А они с отцом уже прямо туда приедут, — улыбнулась Марта.

— Что? Зачем? Не нужно нас провожать! Мне твоей матери здесь хватило с головой. Медовый месяц я хочу провести спокойно и забыть о ней, как о самом страшном детском кошмаре, — сказал Андрей несколько раздраженно.

— Дорогой, я не сказала тебе вчера….

— Что?

— Нуууу….

— Марта, не тяни.

— Мама и папа поедут с нами. Но они не будут мешать. Просто через неделю они празднуют серебряную свадьбу и это, тоже, в некотором роде, для них свадебное путешествие. Они будут жить в другом корпусе, в другом крыле и, даже, встречаться мы не будем, — Марта торопилась объяснить все, потому что увидела что улыбка сползает с лица мужа. Девушка хотела все объяснить, чтобы Андрей понял её.

— Это тебе твоя мама пообещала? И ты ей веришь? Да она в первый же день будет стоять перед дверью в наш номер, — в глазах Андрея появились слезы.

— Милый, ну что ты, любимый, все будет хорошо, — успокаивала Марта мужа.

Андрей молча пошел в комнату собрать вещи, одеться и взять ключи от машины. Проходя по коридору мимо зеркала, молодой супруг невольно увидел свое отражение и замер: под глазом парня расцвел большой бордово — фиолетовый синяк. Андрей чуть заплакал, нервы были на пределе.

— Дрюня, смотри чего нашла, — по коридору навстречу зятю приближалась теща. В руках она держала старые ласты, которые, наверное, еще в 19 веке предки Казанцевых выбросили по причине изношенности, — смотри-ка, зятек. Как думаешь, взять с собой? Дед мой — Федор Эдмундович был….

Андрей больше не выдержал:

— Послушайте, мама, у нас с Мартой прямо с утра начался медовый месяц. Я хочу провести его с женой. Ни с Вами, ни в вашим дедом — подводником, а с женой! Это первое. Второе: я хочу, чтобы Вы исполнили то, что пообещали своей дочери. Чтобы ни вас, ни папу мы, даже, случайно не встретили в гостинице. Вам понятно? — Андрею показалось, что у него дрожит нижняя губа и он постарался взять себя в руки.

— Ууу, Дрюня, видимо хорошо я тебя приложила вчера локтем — то? — теща засмеялась и начала вспоминать вчерашний банкет, но тут из комнаты вышел заспанный тесть:

— Фаня, тащи сюда свою нижнюю чакру, где ты ходишь? Людям завтрак пора подавать, — обратился тесть Валерий Петрович к жене и тут же посмотрел на Андрея, — Привет, зятек! А что это у тебя за печать под глазом? Теща знак качества поставила? — засмеялся тесть.

Андрей молча пошел собирать вещи. Через два часа Андрей и Марта уже выехали за пределы города и настроение молодого супруга постепенно приходило в норму. В машине громко играла музыка, по дороге молодожены купили сладкую адыгейскую дыню и арбузы. Позже остановились в придорожном кафе, ели горячие сочные шашлыки, а потом целый час делали селфи в поле, среди цветущих подсолнечников.

К вечеру на горизонте Андрей и Марта увидели море. На фоне заката оно было удивительно прекрасным. Влюбленные забыли обо всем на свете: целовались на фоне заката, потом купались в море, когда почти стемнело. Море было очень теплым и спокойным. Когда Андрей и Марта заселились в номер, забронированный заранее, было уже очень поздно.

Утром Андрей проснулся в прекрасном настроении. На часах было 8 утра, а жены в номере уже не было. Андрей отправился в душ, а когда вышел через 15-20 минут, столкнулся в номере с тещей:

— Привет, Дрюня. А мы вот только приехали с папкой, — улыбалась Фаина Генриховна.

— Мы очень рады, — съязвил зять, — Вам наверное нужно идти, устраиваться в номере? Так мы вас не задерживаем, мама!

— Успеется. Я сразу с дочей созвонилась и к вам. Посмотреть как вы здесь устроились. Да мы здесь рядом. Пойдем на балкон, покажу где наш номер.

Андрей молча поплелся за тещей на балкон.

— Смотри Андрейка, вон видишь, — теща показала куда-то рукой и вдруг закричала, — Валера, ниже, ниже прибивай.

Андрей присмотрелся и увидел на балконе в корпусе напротив, тестя, который натягивал веревку на балконе. Андрей повернулся к теще:

— Это что?

— Веревка. Бельишко прополоскать и высушить если, — деловито ответила теща.

— Здесь есть сушилки для белья в каждом номере. Кстати, а где дядя Валера взял молоток? Вы что с собой и гвозди привезли?

— В машине и взял. Дядя Валера запасливый и предусмотрительный. Не то что некоторые, — сказала теща и посмотрела на Андрея.

— Это Вы на меня намекаете, мама?

В этот момент в номер зашла Марта. Девушка поцеловала и обняла маму, а Фаина Генриховна в ответ так нежно обняла дочь, что Андрей сразу же все простил теще и улыбнулся. А Фаина Генриховна тем временем уже обошла номер молодоженов и вынесла вердикт:

— У вас кровать неправильно стоит. Надо развернуть головой на восток.

— Мамочка, спасибо за твою заботу. Да нам и так удобно. Спасибо, спасибо, спасибо, — улыбалась Марта матери.

— Удобно — это одно, а правильно — это другое. Ну-ка, Дрюня, взялись! — не дожидаясь Андрея теща уже разворачивала кровать.

Марта подмигнула мужу и он ее понял. Поставили кровать так, как сказала теща, а когда она ушла, развернули кровать обратно.

— Солнышко, давай переедем из города, — задумчиво сказал Андрей, — мне предлагали еще в прошлом месяце место в нашем ведомстве и служебную квартиру.

— Зачем? Ты же говорил, что тебе нравится на своем месте? — удивилась Марта, — да и я привыкла к своему коллективу.

— Затем, малыш! Затем, что твоя мама будет от нас почти за 300 километров, — мечтательно сказал молодой супруг.

— Для мамы это вовсе не большое расстояние. Ты ее недооцениваешь.

Андрей тяжело вздохнул.

— Пойдем позавтракаем и на пляж! Хорошо? Не думай ни о чем, я тебя очень люблю. А маму я попросила, чтобы они с отцом вообще к нам не подходили. Делали вид, что мы незнакомы, — Марта поцеловала мужа.

Во время завтрака ни Фаина Генриховна, ни Валера, действительно, не подходили к молодоженам. Родители Марты демонстративно ходили мимо, выбирая на шведском столе продукты. Андрей заметил, что дядя Валера складывает кексы в карманы шорт. “Два сапога — пара”, — подумал Андрей о тесте с тещей и отвернулся.

На пляже тесть с тещей, снова, расположились недалеко от Андрея и Марты, но, тоже, делали вид, что не знают молодых. Андрей невольно наблюдал за родственниками, затем ругал себя за это и отворачивался. Но спустя несколько минут, снова смотрел сквозь солнечные очки,чем занимаются родители.

Примерно через полчаса после того, как пришли на пляж, теща достала сумку и начала выкладывать из нее вареные яйца, жареную курицу, молодую картошку с укропом, свежие помидоры и огурцы. Разложив все это на покрывале, родственники принялись обедать. Андрей отвернулся и обратился к жене:

— Любимая, а они надолго здесь?

— Тоже, как и мы — на две недели, — ответила Марта.

— Давай переедем?

— Куда?

— Да хоть куда! Но только чтобы они не знали. Дадим в местной газете объявление: Срочно! Ищем место для отдыха подальше от тещи! — Андрей засмеялся, а Марта поддержала мужа.

Три дня спустя теща все еще держала свое слово: молодоженов не трогала и, даже, в номер к ним не заглядывала. На пляже, где Андрей видел родственников ежедневно, он заметил, что теща уже знакома с большей половиной отдыхающих. Вокруг Фаины Генриховны постоянно собирались люди. Они играли в карты, в волейбол или просто беседовали. Понятно было одно: Фаина, как магнит притягивала людей своей простотой и радушием, легким нравом и веселым характером.

Андрей поймал себя на мысли, что ревнует чужих людей к Фаине Генриховне. Раньше она все свое внимание уделяла дочери и зятю, а теперь, как будто не замечает их. Но признаться в том, что соскучился по тестю и теще, Андрей не желал, даже, Марте. Он не хотел, чтобы теща вмешивалась в его с Мартой семью.

Тем не менее, Андрей хорошо понимал, что теща из тех, кого надо держать на коротком поводке. “А то знаем мы таких”, – думал молодой супруг, — “палец дай, она и руку откусит по локоть”. Но Фаина Генриховна не собиралась никого кусать, она отдыхала на полную катушку и, даже, ходила вечером на дискотеку с тестем.

Но однажды, случилась история, которая снова объединила семью. На море с утра слегка штормило. Погода была теплой, но ветреной. Когда Андрей и Марта пришли на пляж, Фаины Генриховны и Валерия Петровича еще не было. Они пришли значительно позже и расположились недалеко от дочери и зятя. Но, как и в предыдущие дни, молодежь не трогали.

Вокруг тещи и тестя тут же собралась компания и началась игра в карты. Андрей предложил жене поплавать, а когда Марта отказалась, пошел купаться сам. Марта же наблюдала за игрой в карты издалека. Прошло немало времени, но Марта так увлеклась, что совсем перестала ориентироваться — сколько времени прошло с тех пор, как Андрей ушел купаться.

Вдруг все услышали крик: какая-то девушка кричала о том, что мужчина тонет. Все повернули головы и начали всматриваться в море. Первой утопающего заметила Фаина Генриховна. Женщина, подпрыгнула, как хорошо тренированный спасатель и с криком бросилась в море:

— Дрюняяяя, сынок, держись! — крикнула на бегу Фаина Генриховна и буквально в три прыжка оказалась в море.

Фаина Генриховна обогнала, даже, команду спасателей. Никто не сумел прийти в себя прежде, чем теща подплыла к зятю, схватила его за руку и подставила спину. Андрей судорожно хватал воздух, теща пыталась плыть вместе с зятем и как раз в это время подоспели спасатели.

Марта плакала, отец успокаивал ее, а все окружающие недоумевали:

— Это ваши знакомые? Кто такой Дрюня? — спрашивал мужчина, который каждый день играл в волейбол в общей компании.

— Это дети наши, — ответил Валерий Петрович.

— Как? Мы никогда не видели вас рядом, — удивлялась женщина в желтой шляпе.

— Каждый день рядом — не обязательно, главное в нужную минуту быть рядом, — философски ответил тесть.

В это время Фаину Генриховну и Андрея вытащили на берег. Они едва отдышались и сидели на берегу, прислонившись друг к другу. Первой заговорила теща:

— Дрюня, а я тебя когда тащила, как-то не сориентировалась и в глаз…. опять….локтем, — Фаина посмотрела на зятя. Под правым глазом наливался еще один синяк.

— Нет, это я сам об ваш локоть приложился, но может ничего и не будет, — сказал зять, трогая пальцами опухшую скулу.

Фаина Генриховна серьезно посмотрела на зятя:

— Будет, сынок, будет! Верь маме! — и зять с тещей, не сговариваясь рассмеялись.

В это время к ним подбежали Валерий Петрович и Марта. Марта плакала и целовала то мужа, то маму, а Валерий Петрович гладил жену по спине:

— Вот жена у меня, а? Как там у классиков — и коня на скаку, и в горящую избу, тоже, на скаку!

Оставшийся отпуск прошел замечательно. Андрей сам не заметил, как Казанцевы вошли в его жизнь настолько, что он уже не представлял, что раньше не знал этих замечательных людей. С тещей всегда можно было договориться, а тесть, вообще, золотой. Осенью стало известно, что вскоре в семье Лаврентьевых появится еще один член семьи. Первой Андрея поздравила любимая теща в своей, свойственной только ей одной, манере:

— Поздравляю, зятек. Скоро взрослым станешь — папкой будут называть, — теща засмеялась.

— А Вас — бабкой, так что, тоже, поздравляю.

— Значит так, Дрюня, завтра после работы заберешь Марту и к нам. Срочно! Надо это дело обмозговать.

— В 18.00 будем, как штык, — улыбнулся Андрей.

— Приятно иметь дело с понятливым зятем.

— У такой тещи других и не бывает, мама.

Источник